Category: общество

zh3l-rushatter

С. А. Старостин: популярное дополнение к некрологу



Я попытался ниже написать о работахъ С. А. общедоступнымъ языкомъ - мнѣ показалось, что очень многимъ остается не совсѣмъ понятно, какая это величина. Сплошной копилефтъ, если захочется перепечатать или процитировать - не стѣсняйтесь. Ради облегченiя такой задачи я отступаю отъ привычной орѳографiи.



Collapse )

Upd.: Оффицiальный некрологъ см. на сайтѣ http://starling.rinet.ru/

Upd.-2: Если кто-то уже что-то перепечаталъ - пож-та, учтите исправленiе, обсуждаемое тутъ.

Upd.-3: Many thanks to arsoys who prepared the English version, also copied in my other journal.
zh3l-rushatter

О девальвацiи научныхъ степеней (немного копипасты)

<< Должен существовать — думали мы — какой-то институциональный механизм предотвращения сговора, просмотренный архитекторами российской системы степеней, который дает «западным» степеням их предполагаемую стабильность, за счет ли сокращения вероятности повторного взаимодействия или как-то иначе.

Однако чем дольше мы искали, тем больше убеждались, что подобного механизма не существует. Наша модель устойчивости статусного символизма прекрасно реконструировала ход мысли ответственных за науку чиновников, которые изобретали все новые и новые способы затруднить вредоносную кооперацию. В результате дизайн присвоения степени в России стал шедевром институционализированного недоверия ко всем участникам этой процедуры, которое как будто должно устранить любую вероятность тайного соглашения между ними. [...] Collapse )

На противоположном полюсе находится подробно описанный во французской главе пример, в котором основной заботой диссертанта оказывается не просто получение степени, а получение хорошей, говорящей в его пользу степени. Степень служит не для того, чтобы доказывать внешнему контролеру правомерность повышения диссертанта, уже взращенного внутри организации, а для того, чтобы дать этому кандидату возможность, подав заявление на открытый конкурс, представить дополнительные аргументы в свою пользу, например пригласив наиболее авторитетных и требовательных критиков в диссертационной комитет. Никто не мешает ему собирать «плюшевых мишек» в свое удовольствие, и, по всей видимости, многие люди, не думающие об академической карьере, так и делают. Но поскольку они все равно выбывают в итоге из мира науки, то даже прямая продажа им степени не влечет за собой никаких особенно неприятных последствий для этого мира (если только они не политики, которые могут оказаться в центре публичного скандала). Тот, однако, кто думает о своей академической карьере, должен понимать, что потенциальные работодатели как специалисты в той же дисциплине легко поймут, как именно комитет был собран. А поняв это, они неизбежно зададутся вопросом о том, значит ли именно такая его композиция, что у диссертанта не было шансов заслужить одобрение менее пристрастных судей.

Образно, российская степень функционирует как водительские права, а «западная» — как сертификат школы экстремального вождения. [...]

Это, разумеется, не единственные непредвиденные последствия внедрения сверхпродуманной процедуры защиты. Мы увидим в российской главе, что она ставит всякого претендента — включая самого что ни на есть добросовестного — в зависимость от развернутой сети академического патронажа. Сеть аккумулирует опыт и связи, необходимые, чтобы найти выход из диссертационного лабиринта. Она подсказывает, где взять образцы автореферата и шаблоны отзывов, подыскивает оппонентов и рецензентов, оказывает психологическую помощь диссертанту, когда он готов опустить руки в отчаянии. Взятие диссертационного барьера гораздо проще для того, кто вовремя стал частью сплоченной академической семьи, и, соответственно, каждое усложнение, придуманное Рособрнадзором, увеличивает число желающих быть усыновленным или удочеренным. Очевидная сложность в том, что, хотя сеть не обязательно подразумевает злокачественный сговор, она явным образом создает для него благодатную почву. >>

Соколов, М., Губа, К., Зименкова, Т., Сафонова, М., Чуйкина, С. Как становятся профессорами: академические карьеры, рынки и власть в пяти странах. — М.: Новое литературное обозрение, 2015. — 832 с. (Серия «История науки»). - Непосредственно скопипащено отсюда.
zh3l-rushatter

Въ космосъ не летаемъ, зато компьютеры, ага.

Я смотрел на ту волну в 90-е. Тогда каждый год менялись поколения процессоров, видеоускорителей. Технически сравнить игры и софт 1995 года и 2000 невозможно. Между ними - пропасть. Еще невозможнее 1995 и 1990 сравнить. Сейчас же возьмите игры и софт 2012 года. Они почти ничем не отличаются от 2017 года. Я не вижу движения. Это почти уже стагнация. Это не мое такое мнение. Это мейнстримное мнение. Неужели люди, которые выражают этот мейнстрим, не туда смотрят, не видят облака и ICO?

(mashilial, у Иванова-Петрова.)
zh3l-rushatter

Къ разговорамъ объ отсутствующемъ будущемъ.

Два варiанта будущаго отъ небезызвѣстнаго Ѳёдора Лукьянова.

По наводкѣ timur0, который усмотрѣлъ въ нихъ (какъ минимумъ одну) утопiю.

Думать объ этомъ, такимъ образомъ, у нѣкоторыхъ всё-таки получается, хоть и вотъ въ такой формѣ (въ какомъ-то смыслѣ неслучайной).
zh3l-rushatter

Вотъ. Мы не одиноки во Вселенной.

Originally posted by whiteferz at Справочно
... в целом за полвека [реформ письменности в Китае - w/f] средний иероглиф сократился на 5 черт — с 15.6 до 10.5

... в материковом Китае изучение традиционных иероглифов (а их никто не запрещал) обретает второе дыхание: они становятся не просто языком историков и лингвистов, а атрибутом образованного человека и даже хипстера. Например, многие выпускники университетов используют традиционные иероглифы для общения в соцсетях и обмена сообщениями. Даже если никакой объективной необходимости использовать полные иероглифы нет, это придает довольно разговорным сообщениям налет интеллигентности.
zh3l-rushatter

Вымирающая глубинка

<< Collapse )

Сами бизнесы тесно увязаны с теми же причинами, по которым дороги в тех местах изначально и прокладывались: лес, уголь, нефть, руды, золото и прочая сырьевая и добывающая экономика. По той же специфике девять десятых этих дорог (и связанного с ним временного жилья) оказываются заброшены: вырубили-иссякло-нерентабельно. Здешняя глубинка буквально набита деревнями-призраками. Выживают те, кто оказался ближе к более проезжей дороге, или откуда бизнес еще не ушел. Но все это - очень "живая", динамичная ситуация, сегодня деревня есть, а через десять-пятнадцать лет таки опустела, а еще через десять уехал/умер последний цеплявшийся за нее житель. Зато другая почти такая же, но в сотне-другой километров дальше по дороге вполне себе живет и даже приумножилась, и хуторами обросла. Динамика, однако! >>

(atil, въ комментахъ.)
zh3l-rushatter

Соцiализмъ и индивидуализмъ

<< Для начала оговорю, в каком смысле я употребляю многозначное слово "социализм". Не возражая против других его значений, я ограничусь тем, что это может означать некий моральный принцип, примат интересов социума над интересами индивидуума, последние не пренебрегаются, но удовлетворяются через интересы социума. То есть антоним социализма (в этом значении) не капитализм, а индивидуализм.
Чистый фильтрованный социализм получается не очень приятной вещью, чем-то вроде дома отдыха для ударно трудящихся з/к. Но по сравнению с чистым индивидуализмом он куда более приемлем, тот даёт общество беспредела. Реальные общества находят сочетание двух принципов, дающее оптимум, причём этот оптимум в разное время и в разных условиях различен. Чем лучше условия - тем приятнее сдвиг к индивидуализму, а когда наступает тяжёлая пора - к социализму (поэтому критика соцстран, опирающаяся на то, что в них уровень жизни ниже, ошибочна; у них уровень жизни ниже, и поэтому востребованы социалистические подходы, иначе слишком многие умрут).
Особо сильный сдвиг в сторону социализма даёт война. Она заставляет пренебречь важнейшими правами индивидуума ради интересов социума. Право на жизнь неглижируется - противника вовсе, а своего становится условным: своих надо по возможности беречь, но непреклонно посылать на смерть ради выживания других. Право на собственность ничтожно перед артиллерией, и даже простой интендант меняет Священную Собственность на расписку химическим карандашом, по которой, может, что-то когда-то возместят. Свобода слово сводится к свободе слова "Ура!", а убеждение дозволено всем одно - "Всё для Победы!". И в ходе ПМВ, да и более ранних войн, просто в ПМВ это было и особо сильно выражено, и распространено на почти что все страны, была "социализация". Но её можно осуществлять по-разному. Можно "рвать зубы". Резко и поясняя, что это на время, потом перестанет течь и поставим протез. А можно тянуть и саботировать, в надежде, что "само обойдётся". Продразвёрстка была изобретена министром земледелия бароном Риттихом, но вместо осуществления писали грандиозные планы (взять в 10 раз больше, чем в реале брали большевики, но "силами сельской полиции", то есть никак). Заводы, владельцы которых получали сверхприбыль, подлежали секвестру в казну, но этого не делалось. И когда пришли люди, для которых эти необходимые действия не мерзость и ужас, которых авось удастся избежать, а нечто благое, пусть и запланированное на далёкое будущее, они, взяв власть, осуществили эти меры, и эти меры сработали. И поскольку был явственно видимый контраст с ползучим развалом без таких мер и хоть каким-то устроением с ними - они закрепились, как норма. >>

(sanitareugen въ комментахъ у schwalbeman'а.)

На это есть довольно очевидныя возраженiя; но мнѣ кажется, что немножко додумать эту мысль - интереснѣе, чѣмъ сходу возражать.